Простая народная пища - обычаи и культура

народная пища

У каждого народа веками складываются традиции, характеризующие его жизнь, обычаи, культуру. Такие же традиции, обусловленные и природой, и климатом, и экономическими возможностями, отличают национальную кухню, и ее необходимо тщательно изучать, чтобы взять на вооружение все ценное. В то же время, опираясь на науку о питании, на современные технологические приёмы обработки пищи, безусловно, можно создать здоровое питание.

К сожалению, русская народная кухня по-настоящему не отражена в кулинарных книгах, сведения о ней рассыпаны по многочисленным источникам (альманахам, путеводителям, справочникам). До Октябрьской революции крестьянская кухня считалась настолько непрестижной, что о ней вообще не упоминали. Даже названий народных кушаний (тюря, затируха, похлёбка) мы не найдём в кулинарных книгах.

А между тем народная кухня практически постоянна и не подвержена влияниям моды. Уместно напомнить, с каким трудом приживался в России картофель. Ещё в 1830 году приходилось прибегать к помощи священников, которые в своих проповедях убеждали крестьян выращивать его. Как уже говорилось, славяне испокон веку занимались хлебопашеством, ловили рыбу, промышляли в лесах зверя, использовали в пищу дары леса: ягоды, грибы, травы, коренья, занимались бортничеством.

Поистине удивительным славянским изобретением явилась русская печь. Она не позволяла жарить и пассеровать продукты - основным приёмом приготовления были варка и томление. Чугун или глиняный горшок, поставленный в русскую печь, давал возможность получать кушанья неповторимого вкуса и аромата. Именно народная кухня знала многие приёмы (замазывание ржаным тестом поверхности чугуна, запекание в тесте, парение продукта), которые не применялись в кухне господ.

Крестьянская кухня отличалась простотой, натуральностью, то есть была здоровой по сравнению с господской. Известная поговорка «щи да каша - пища наша» довольно точно отражала крестьянский быт. Сливочного масла широкие массы практически не знали. «Кашу маслом не испортишь» - это мечта о жирной каше. Крестьяне ели творог, кисломолочные продукты, молоко пили только снятое (после приготовления сметаны). Очень любили пироги с овощами, горохом, ягодами, грибами, рыбой. Причём пироги пекли на поду русской печи, где получались они не с грубой коркой, как в обычной духовке: тонкий слой нежной корочки в сочетании с сочной начинкой давал богатую вкусовую гамму.

Русская тюря. В другой кухне не найти такого блюда. Если французы готовят суп с сыром и вином, а итальянцы с пряностями, то русские берут квас, накрошат в него ржаного хлеба, порубят луковицу да ещё приправят конопляным маслом - и тюря готова. С современных позиций науки о питании можно с уверенностью сказать, что такое кушанье сбалансировано, не подвергнуто длительной тепловой обработке (варка бульона), а значит, является более здоровой пищей. Тюри готовили и со снятым молоком, а иногда и с водой. Они оказывались весьма кстати во время работы в поле, во время страды.

Знаменитые русские щи томили в печи, где они приобретали свойственный только им вкус и аромат, так называемый «щаной дух». Щи заправляли ржаной мукой, крупами, а в бедных семьях готовили «пустые» щи, где «крупинка за крупинкой бегает с дубинкой». Каши готовили из проса, ячменя, овса (риса народ не знал и называл его «сарацинским пшеном»). Готовили кашу в чугунках или глиняных горшках. Ели ее с конопляным или маковым маслом. Подсолнечник появился на Руси значительно позднее.

Похлёбка - исконно русская еда. Крестьяне готовили похлёбку исключительно на овощных отварах, а не на бульонах. Причём в народной кухне не знали винегретов, салатов, а использовали какой-нибудь один вид овощей. Например, похлёбка из репы, крапивы, бобовых. Заправляли ее сметаной, молоком или растительным маслом. Похлёбка готовилась очень быстро. Особенно любимой в народе была похлёбка с луком. Из овощей употреблялись капуста, репа, морковь, свекла, редька, а позднее картофель. Причём овощи только варили или парили в русской печи («проще пареной репы» - поговорка, характеризующая именно такой способ приготовления).

С ранней весны до глубокой осени народ использовал богатство леса: ягоды, грибы, крапиву, сныть, лебеду, борщевик и другие съедобные дикорастущие растения. Такая ценная растительная добавка к крестьянскому рациону обогащала его биологически активными веществами. Многие овощи и травы употребляли в натуральном виде, а из редьки и зелёного лука готовили своего рода закуску, заправленную постным маслом.

Картофель ели варёным (картофельная похлёбка) или запекали в кожуре, но никогда не жарили. Огурцы солили, квасили, широко использовали их вместе с капустой, репой для приготовления похлёбок.

Даже бедные крестьяне заготовляли впрок овощи, фрукты и дары леса. Делали самые разнообразные квасы (фруктовый, ржаной, овсяный). Из ржаной муки или овса варили кисели. Они не были сладкими (ведь кисель - от слова «кислый»), а напоминали застывшее желе (не случайно в фольклоре фигурируют кисельные берега). Густые кисели получали за счёт крахмалосодержащих веществ ржаной муки или овса.

Мясо было редким праздничным блюдом. Даже зажиточные крестьяне его ели не часто. К тому же не надо забывать, что до революции в России официально почти 200 дней в году объявлялись постными и их соблюдали довольно строго. Длительные посты, безусловно, вредили здоровью, но вообще в самой идее постных дней содержалось весомое рациональное зерно. Во-первых, пост начинался, когда забой скота был невыгоден. Да и вообще, как известно, забой скота для крестьянина - мера вынужденная. Во-вторых, веками вырабатывались определённые привычки к сезонному питанию. Естественно, что в зимний период организм ослабевает, так как многие продукты, особенно растительные, теряют в процессе хранения свои природные достоинства (разрушаются витамины, пигменты, утрачиваются фитонцидные свойства растений). Зимой больше приходится использовать заготовки впрок, то есть питаться продуктами, уступающими по своим биологическим качествам свежим. Недаром весной отмечена самая высокая смертность среди населения (особенно стариков, больных). Поэтому с ранней весны до осени крайне важно обогащать свой рацион растениями, особенно дикорастущими, так как только в диком виде они обладают максимальной силой по сравнению с культурными растениями.

В крестьянской семье мясо ели в основном только в варёном виде со щами. Любимым лакомым блюдом крестьян была требуха (лёгкие, селезёнка, кишки, ноги, хрящи). Из них готовили пироги, каши. Кишки набивали кашей и томили в печи. Во многих местах Москвы торговали горячей требухой, причём чтобы сохранить в горячем виде это кушанье, чугунки укутывали одеялом. Особенно любили крестьяне холодец, который варили из хрящей и ножек. Холодец добавляли в квас, щи. Кур использовали в пищу редко, так как они были дорогими, а вот из яиц делали омлеты или добавляли их в фарши при приготовлении пирогов.

Традиционной крестьянской пищей были пироги - овощные или с кашами, пекли их из ржаной муки в русской печи, а начиняли капустой, репой, турнепсом, картофелем. Особенно славились пироги с рыбой. Речная рыба шла не только на пироги, но и в уху. Изредка рыбу запекали на соломе, что придавало ей отменный вкус и аромат, но никогда не жарили. Жиры в народной кухне практически не нагревали, что было оправдано с точки зрения рационального питания.

Чай долгое время являлся изысканным напитком. Он стал известен в XVII веке благодаря русскому послу, возвратившемуся из Китая. «Диковинное питие» получило признание у знати, а затем среди купечества. Для народа, особенно в деревне, он оставался дорогим продуктом. Недаром в крестьянской среде пели такие частушки: «Продам лисий воротник, куплю чаю золотник. Продам борону косую, куплю чайную посуду». Вспомним, что золотник - это несколько граммов, а по цене приравнивается к лисьему воротнику. Чай заменяли десятками видов отваров: из листьев земляники, малины, смородины, а также дикорастущих растений - душицы, мяты, зверобоя, ромашки. Такие отвары употребляли повседневно и использовали как лекарственное средство.

Без ржаного хлеба не обходился ни один стол. Ели его много - на взрослого крестьянина приходилось почти 1,5 килограмма ежедневно. А вот белого пшеничного хлеба практически не знали. Его называли ситный, то есть просеянный (пшеничную муку сеяли через сито, чтобы отделить грубые оболочки). Ранней весной, особенно в неурожайные годы, пекли хлеб с мякиной, лебедой, крапивой, а также использовали кору деревьев. Когда хлеба не было, приготавливали заваруху - еду на скорую руку: ржаную муку заваривали кипятком, солили, добавляли масло.

За сотни лет в крестьянском быту выработался определённый ритуал еды, ничего общего не имевший с господскими обычаями. Невозможно представить крестьянина, который вставал затемно и сразу же садился завтракать, а ему подавали бы закуску, второе и десерт, как было принято в богатых семьях. Крестьянин включался в работу сразу. В страдную пору завтракал он уже после того, как всходило солнце. Меню его составляли овощи, ржаной хлеб, квас, тюря, то есть еда была и сытной, и лёгкой, и не требовала длительного приготовления. Обеденное время заставало крестьянина в поле, и обед тоже был лёгким - иначе не поработаешь. Основной трапезой становился ужин. После напряжённого многочасового труда на воздухе вся семья собиралась за столом при свете плошки. Хозяин занимал место во главе стола, затем по старшинству рассаживались дети - субординация соблюдалась неукоснительно. Поговорка: «Когда я ем, я глух и нем» - отражает серьёзное отношение народа к еде. Ели действительно молча, если ребёнок начинал шалить, его тут же одёргивали.

Ели из одной миски ложками (ножей и вилок не знали). Куски ржаного хлеба служили салфетками, ими же вытирали ложки и миски. Пищевые отходы не выбрасывались, а шли на корм скоту. Крестьяне с детства привыкали бережно относиться к продуктам, экономно, рационально вести хозяйство.

На десерт подавали пареную репу, огурцы с мёдом или различные травяные напитки. Лишь после этого завязывался разговор, касавшийся работы, семейных, хозяйственных дел. Подобные беседы имели немалое воспитательное значение для детей и подростков, приучали их ценить труд, уважать стариков. Именно семья была для них первой нравственной школой.

Любили ли крестьяне поесть вкусно? Безусловно, но городские деликатесы были им неведомы. Не знали они ни сыра, ни заморских фруктов. Пища их была натуральной и готовилась быстро, без особых ухищрений. А это значит, что в продуктах сохранялось максимальное количество биологически активных веществ. Разумеется, крестьянин об этом и не подозревал. Но он твердо знал: питание должно быть простым и сытным, оно должно придавать силы, а не расслаблять, должно укреплять здоровье, а не губить его.

Каждодневная борьба за существование, изнурительный труд от зари до зари порождали наивные мечты о привольной жизни, избавленной от этих тягот. О том, как представляли себе «райскую жизнь», красноречиво свидетельствует известная повесть о Ерше Ершовиче. В ней рассказывается о стране, где текут молочные реки с кисельными берегами, где много красной (царской) рыбы, икры, мяса, заморских сладостей и пряностей. Правда, повествование окрашено в явно сатирические тона - ведь безделье и обжорство никогда не казались привлекательными и не укладывались в нормы народной морали.

XX век ознаменовался бурным развитием цивилизации, которая, однако, принесла с собой не только гигантский технический прогресс, но и решительную ломку многих традиций, особенно долго сохранявшихся в крестьянской среде. В ряде стран город вообще вытеснил деревню или полностью подчинил ее себе. Устои деревенской жизни были подорваны. Сельский житель познакомился с новейшей бытовой техникой. Широкая массовая информация позволяет ему идти вровень с веком. Так имеет ли смысл обращаться к истокам, воскрешать то, что не соответствует условиям нынешней жизни? И, в частности, стоит ли так уж пропагандировать народную кухню? Оказывается, стоит.

Современная наука о питании, основываясь на последних открытиях в области гигиены питания, физиологии, биохимии, доказала, что человеку необходим широкий ассортимент продуктов в натуральном виде или подвергнутых лёгкой тепловой обработке. И выяснилось, что именно простая, «грубая» народная пища, к которой подчас относились с высокомерием, во многом как раз соответствует научным принципам наиболее рационального, здорового питания.



Анекдот:

Письмо Деду Морозу:
«Дорогой Дедушка Мороз, я очень сильно хочу, чтобы ты в этом году подарил мне толстую пачку денег и худощавое телосложение. Только прошу тебя, не перепутай, как в прошлом году».