Категория трудных стариков

трудные старики

...Выслушав рассказ Петра Михайловича, я попытался вникнуть в суть происшедшего и квалифицировать его с медицинской точки зрения.

Существует категория так называемых трудных стариков, для которых порой «трудными» становятся окружающие. Эти старики крайне болезненно переносят различные психотравмы, неизбежно начинающие оказывать свое действие с наступлением позднего возраста. Им начинает казаться, что родственники стараются отстранить их от ведения домашнего хозяйства, игнорируют при решении семейных вопросов, соседи ущемляют их интересы, придираются по мелочам. Такое, как им кажется, пренебрежительное отношение со стороны родственников старики начинают расценивать как желание подчеркнуть утрату их былого семейного влияния, а со стороны соседей - как стремление ущемить их права в пользовании коммунальной квартирой. Возникает своеобразное психическое расстройство, клиническая картина которого исчерпывается бредовыми высказываниями, направленными в адрес определенных людей - соседей или родственников.

Бредовые идеи, составляющие основу данного состояния, представляют собой неправильную трактовку обычных, ничего не значащих событий и явлений окружающего мира. Эти люди заявляют, что соседи или родственники притесняют их, издеваются, крадут, подменивают и портят вещи, выживают из квартиры. В бреде, таким образом, отражаются только конкретные люди и чисто бытовые вопросы. Бред тесно связан с определенной (квартирной или семейной) обстановкой. Болезненные переживания не имеют тенденции к дальнейшему развитию, не выходят за рамки кухонного или семейного конфликта, отличаются однообразным, будничным, житейским содержанием. Высказывания подкупают своей понятностью, кажущейся правдоподобностью.

В возникновении бредового толкования жизненных событий и фактов в данном случае немалую роль играют личностные особенности этих людей. Специальные клинические исследования показывают, что они и в молодости отличались недоверчивостью, повышенной ранимостью. В любой совершенно обычной ситуации эти люди обнаруживают склонность по-особому оценивать поступки каждого, его любое слово или действие. Хрупкая эмоциональная сфера, свойственная таким личностям, обусловливает то, что они с повышенной чувствительностью или даже просто с явной предвзятостью воспринимают явления внешнего мира.

Люди, у которых отмечаются описанные выше расстройства, обычно тяжело переносят уход на пенсию, с трудом приспосабливаются к новому образу жизни. После женитьбы сына (или же вступления в брак дочери) они предпочитают по возможности жить отдельно, стремясь сохранить прежнюю самостоятельность. Крайне болезненно они относятся ко всякого рода переменам, в частности места жительства. При переезде на другую квартиру долго привыкают к новым условиям, проявляя беспокойство по этому поводу. Надо сказать, что эти люди вообще плохо переносят любое изменение привычного стереотипа. Огромной травмой для них является смерть супруга. В этом факте главное для них - потеря жизненной опоры, ломка все того же стереотипа.

Психологически понятной становится все большая фиксация внимания этих людей на тех немногих оставшихся объектах, которые могут представлять для них интерес, - на доме, хозяйстве, собственном здоровье. Может быть, именно поэтому у них возникает особая настороженность в отношении соседей - единственных людей, потенциально могущих поколебать благополучие и спокойствие, нанести вред, подвергнув каким-либо изменениям то основное, чем располагает старый человек (пища, одежда, физическое здоровье).

Здесь необходимо подчеркнуть один существенный момент. Высказываемые бредовые идеи настолько обыденны и конкретны, что ни у кого из тех, кто находится рядом, не возникает мыслей о наличии какого-либо расстройства психики. Такое поведение они расценивают лишь как проявление неуживчивости и склочности. Все это приводит к тому, что между пожилым человеком и окружающими возникает взаимное непонимание, что зачастую является причиной досадных недоразумений и серьезных конфликтов вплоть до разборов дел в домоуправлениях и органах милиции. Нередко такие разборы заканчиваются привлечением больных к суду за «хулиганство». Важно отметить, что на протяжении всего периода судебного процесса окружающие по-прежнему считают этих людей психически здоровыми. Никто и не подозревает, что они нуждаются в квалифицированной консультации психиатра.

Хотя этих людей нельзя называть здоровыми, тем не менее присущие данному расстройству симптомы, особенности его клинической картины и течения не позволяют рассматривать их как психически больных в общепринятом значении этого понятия. Здесь речь идет о таком нарушении психической деятельности, при котором немалую (а в иных случаях и решающую) роль играет отношение к больному окружающих. Мало сказать, что оно должно быть мягким, чутким и доброжелательным. Больные этой категории, как никто другой, требуют к себе особого подхода, заботы, участия. Об этом не должны забывать все, кто общается с ними, живет по соседству, является их родственником.

Очень важно, чтобы мы не спешили тому или иному старику приклеить клеймо: «психически больной». Не лучше ли сначала как следует задуматься над тем, какую боль причиняет такой диагноз людям, и без того тяжело страдающим?

Ясно, что надо стараться создать более приемлемую для них моральную обстановку, обеспечить им статус полноправных соседей или членов семьи. От того, как мы будем реагировать на кажущиеся «причуды» пожилых людей, на их подчас очевидные отклонения от нормы, зависят в конце концов здоровье не только их, но и окружающих, и тот самый микроклимат, о котором в настоящее время постоянно говорят, но для создания которого так мало еще прилагается реальных усилий.



Анекдот:

Купил в аптеке "Чай похудин". Через пару недель еще раз, внимательно, прочел название. Нет, буква Д в названии все-таки есть.