Советы олимпийского чемпиона Валерия Борзова

советы чемпиона

Перечитав написанное, я вспомнил свои беседы с олимпийским чемпионом Валерием Борзовым.

Спортсмен говорил:

«Я стараюсь не замечать всего того, что может испортить мне настроение перед стартом. Более того, я приучил себя радоваться всякому обстоятельству, которое хоть как-то может повлиять на исход борьбы. Скажем, дует встречный ветер. Прекрасно! У меня большой вес, значит, мне бороться с ветром легче, чем любому из соперников. Чем сильнее ветер, тем лучше! Ветер в спину? Еще большее везение. При моей массе он поможет мне больше, чем соперникам. Это же элементарная физика! Дождь? Превосходно! Он сделает беговую дорожку более твердой. Это чрезвычайно удачное обстоятельство. Кроме того, в дождь, в сильнейшую грозу я впервые стал чемпионом страны, пробежав в 1969 году в Киеве 100 метров за 10,0.

В финале чемпионата Европы того же года в Афинах мне по жребию досталась восьмая дорожка. Наши тренеры приуныли. Они вспомнили, как когда-то кому-то из наших ребят, тоже на чемпионате Европы, досталась крайняя, самая близкая к зрителям дорожка. Парня отвлекла реакция трибун, он расстроился и проиграл. А я, узнав о восьмой дорожке, страшно обрадовался: очень удобно следить за соперниками. Чуть глянул влево - и все как на ладони. В Афинах я впервые стал чемпионом Европы».

Так приучил себя воспринимать события олимпийский чемпион, человек, который умеет побеждать. А вот меланхоликов, вечно ноющих и жалующихся на невезенье, приходящих в уныние из-за любого пустяка, я что-то среди известных спортсменов не припомню. Такие не побеждают. А ведь спорт-модель жизни. И в спорте, и в жизни добивается успехов тот, кто воспитывает в себе умение получать удовольствие от того дела, которым он занимается, и не воспринимать неудачи с излишней трагичностью.

В конце концов, наше настроение, душевное равновесие и даже ощущение счастья зависят чаще всего не столько от жизненных обстоятельств и событий, сколько от нашего к ним отношения. Одно и то же обстоятельство можно воспринять чуть ли не трагически, а можно, наоборот, усмотреть в нем оптимистические начала. Я всегда стараюсь предпочесть второе.

Оптимизм, пусть даже сознательно внушенный самому себе, не только помогает добиваться успехов, но и в значительной мере обеспечивает душевное и физическое здоровье. Это прекрасно понимал знаменитый французский психиатр Эмиль Куэ, которого считают прямым предшественником И. Шульца, создателя аутогенной тренировки. Своим страдающим меланхолией пациентам Куэ внушал простую мысль о том, что жизнь прекрасна и надо стараться наслаждаться ею. Он изобрел замечательную формулу оптимизма, всего одну фразу, которую рекомендовал повторять утром и вечером, повторять вслух, не спеша, сосредоточенно и убежденно: «Мне с каждым днем во всех отношениях становится все лучше и лучше».

Написав так, я подумал, что, возможно, не у всякого читателя мои слова найдут понимание. Далеко не каждый из нас доволен своей профессией или своей работой, кому-то она, вероятно, представляется скучной, монотонной, неинтересной. Я говорю об этом Никитину.

- Выбор профессии,- отвечает он,- шаг необыкновенно важный. Но я знаю людей, допустивших здесь роковую ошибку, однако сумевших остаться счастливыми благодаря тому, что сознательно заставили себя найти интерес к тому делу, к которому у них вроде бы душа не лежала. Ведь, по сути, всякая профессия интересна, надо только проникнуться ею. Я уверен: нет профессии, которая не могла бы приносить удовлетворения.

- С 1916 года, - продолжает он, - в течение трех лет я работал слесарем в Самаре на заводе, где изготавливались трубки для артиллерийских снарядов. Мне было 15 лет, и работали мы с 7 утра до 8 вечера без единого выходного дня. Это было самое счастливое время в моей жизни, хотя, как вы понимаете, я и сейчас очень увлечен своей работой. То, что я делал тогда за своим верстаком, приносило мне огромное удовольствие.

- А вам не кажется, - замечаю я, - что тот период был самым счастливым не столько из-за работы, сколько из-за счастливого возраста?

- Возраст возрастом, но и сегодня я нахожу большое удовлетворение, когда беру в руки молоток, отвертку, лопату или пилу.

Для мужчины, независимо от его профессии и возраста, физический труд, работа руками - огромное благо. Когда орудуешь топором или напильником и работа ладится, испытываешь необыкновенное чувство умиротворения, забываются трудности, проблемы, неудачи. Я порой очень завидую людям физического труда: станочникам, хлебопашцам, плотникам. Человеку, особенно мужчине, нужно видеть, осязать плоды своего труда, своих рук. В наше время физический труд почти повсеместно избавлен от излишней изнурительности. Он приносит, конечно, усталость, но усталость эта здоровая, поскольку не связана с нервными перегрузками. Впрочем, современное производство неизбежно порождает монотонность труда, которая порой неблагоприятно воздействует на нервную систему. Лучшее средство разрядки - переключение, производственная гимнастика, дающая нагрузку на мышцы, не занятые в привычной работе. Это включает соответствующие анализаторы, разгружающие нервную систему.



Анекдот:

Купил в аптеке "Чай похудин". Через пару недель еще раз, внимательно, прочел название. Нет, буква Д в названии все-таки есть.