Способ натренировать сосредоточенность

натренировать сосредоточенность

Наш читатель давно уже понял, что спортивные упражнения едва ли не лучшая форма необходимой каждому «экологической ниши». Выяснилось, что и дефицит времени - не причина для отказа от физкультуры. Но остается главное препятствие - нежелание утруждать себя нелегкой физической работой. Можно ли одолеть этот барьер?

- Можно! - отвечает заведующий кафедрой медицинской психологии Первого Московского медицинского института, кандидат философских наук Юрий Михайлович Орлов. - Можно, если сделать нужное приятным, а затем и привычным. Разумеется, дело это непростое и разговора оно заслуживает обстоятельного.

Давно известно, - продолжает он, - что главный враг умственной деятельности - рассеянность мысли. Человек делает одно дело, а думает о другом. Сейчас отвлекающих факторов становится все больше. Современный человек зачастую делает одно, слушает другое, а думает о третьем. А надо научиться единству мысли и действия, приучить себя думать только о том, что делаешь.

Бывая дома у Юрия Михайловича, я обращал внимание на определенную сосредоточенность его поведения. Радио включается только тогда, когда он хочет послушать последние известия или концерт. Музыка в этом доме звучит не как фон, обязательное сопровождение всякого дела, а вполне самостоятельно. И надо признать, что восприятие ее от этого только выигрывает. Он пишет всегда лишь одну статью, берется за новую книгу лишь после того, как прочтет предыдущую. Он считает, что больше успеваешь сделать тогда, когда не рассеиваешь своего внимания в невыполнимом стремлении поспевать всюду. Между прочим, рассеянность внимания, о которой сейчас идет речь, не имеет ничего общего с рассеянностью, свойственной многим ученым. Скажем, причиной знаменитой рассеянности Жака Паганеля была, как ни странно, его чрезвычайная сосредоточенность на деле, которым он занимался. Как раз из-за этой сосредоточенности он и не обращал внимания на то, что происходило вокруг. Такая сосредоточенность позволяет проникать в самую суть проблемы.

- Есть ли способы тренировать сосредоточенность? Ведь порой пытаешься сконцентрировать внимание, а мысль незаметно ускользает. И вместо того, чтобы обдумывать нужное (хоть и скучное) дело, незаметно для себя предаешься приятным воспоминаниям или мечтам. Как приручить мысль? Как заставить ее заниматься делом?

- Это не так просто. В Индии есть школы, где обучают искусству управлять своей мыслью. Человек ложится на топчан и пытается сосредоточить внимание на своей руке или, скажем, животе. Время от времени он как бы задает себе вопрос: о чем я думаю? И тут же возвращает свою мысль к концентрации на руке или животе. Бывает, что такой медитации посвящают долгие часы, дни, а то и годы жизни. Я не вижу в этом смысла: средство, тренирующее управление мыслью, превращается в самоцель. Но вот периодически контролировать процесс своего мышления необходимо. Надо приучить себя как бы отстраненно наблюдать за своей мыслью. Когда такой контроль берут за правило, любое отклонение мыслей от заданного курса корректируется тут же. Если дать себе строгую установку, то такое наблюдение не обременительно. Освоить его можно без больших затрат времени и сил. Но, повторяю, необходимо принять твердое решение на контроль своего мышления. Трудности будут ожидать вас лишь на первых порах.

- А не поведет ли это к закрепощенности мышления? Порой занимаешься механической работой, думаешь о какой-то ерунде, а набредаешь на интересную идею.

- Случается, конечно, всякое, но блуждания мысли развращают ум. Надо либо направлять ее на конкретную работу, либо на отдыхе практиковать полное «безмыслие». А мы зачастую привыкаем переплетать серьезную направленность ума с пустяковыми мыслишками, как следствие - путаем рабочее время с нерабочим. Но замечено, что тот, кто вне работы думает о работе, чаще всего на работе думает о совсем посторонних делах. Вечером идей полна голова, споры с коллегами по производственным вопросам, а днем - футбольные разговоры, анекдоты, перекладывание бумаг. Неорганизованность мысли ведет к расхлябанности в работе.

А вот пример. Я иду на работу и расслабленно фиксирую то, что вижу: женщина с коляской, троллейбус, дерево. Мысль легко скользит, не углубляясь и не переходя в ассоциации. Я наблюдаю этот легкий поток как бы со стороны, но не сливаясь с ним. Стоит мне срастись с этой мыслью, как она возьмет власть надо мной. Допустим, я сосредоточился на коляске с ребенком. Мысль работает так: «Должно быть, мальчик; он, кажется, спит; мальчик, думаю, не старше моего Ванечки; да, сыночку скоро полтора года; интересно, он спит еще или уже проснулся; что-то он сопел ночью, как бы не простудился; опять недоглядели за ребенком»... И так далее. То есть мной овладела тревожная, а главное, бесплодная мысль. Ни мне, ни Ване проку от нее нет. Таких мыслей надо избегать. Как и мыслей о работе во внерабочее время.

Вероятно, Орлов прав. Однако я точно знаю, что то, что ложится на бумагу, когда я сижу за письменным столом, рождается в моей голове гораздо раньше: по дороге на работу, во время пробежки или же, скажем, под душем. Регламентация, дисциплинирующая ум, необходима. Однако не ограничивает ли она творческий потенциал человека, которому трудно замкнуться в рамки восьмичасового рабочего дня? Но, может быть, истина посредине - и мы, научившись отстраненно контролировать мыслительный процесс, не станем чрезмерно суровыми к содержанию своих мыслей: если уж во время прогулки мысль закрутится вокруг рабочих дел, не будем к ней слишком строги.



Анекдот:

Купил в аптеке "Чай похудин". Через пару недель еще раз, внимательно, прочел название. Нет, буква Д в названии все-таки есть.