Моржевание - многолетнее поэтапное закаливание

моржевание

На обратном пути я оказался в автобусе рядом с Евгением Ивановичем Койданом, кандидатом медицинских наук, имеющим десятилетний стаж «моржевания».

Медик не одобрил моей решительности.

- Я надеюсь, - сказал он, - что вы, несмотря на сегодняшнее купание, еще не считаете себя «моржом». Вы должны знать, что реакции организма на продолжительное действие неблагоприятных факторов среды могут быть адаптивными и патологическими. Механизмы адаптации включаются только в том случае, если воздействие будет обладать определенной силой, протяженностью во времени и скоростью нарастания. Иначе говоря, приучая себя к зимнему плаванию, надо соблюдать три основных принципа, три «п»: постепенность, посильность, последовательность. Вы нарушили каждый из этих компонентов. Возможно, первое купание пройдет для вас без последствий, поскольку большой эмоциональный накал ситуации позволил на короткое время мобилизовать все защитные силы организма. Но при повторениях вполне может произойти срыв - защитные силы будут сломлены и реакция станет не адаптивной, а патологической.

- Скажите, доктор, можно ли считать «моржа» человеком, адаптированным к любым неблагоприятным факторам?

- Мой личный опыт и многолетние наблюдения за членами нашей секции свидетельствуют о том, что «моржи» приобретают большую устойчивость против простудных заболеваний. Даже в разгар эпидемий гриппа почти никто из нас не болеет, а если уж и случается захворать, то протекает грипп быстро и сравнительно легко. Кроме того, зимнее плавание значительно повышает работоспособность и прекрасно снимает утомление после физической и умственной работы. Таким образом, адаптация к холодной воде в определенной мере повышает и общую устойчивость организма к неблагоприятным факторам. Но лишь в определенной мере. Жару, например, некоторые «моржи» переносят хуже, чем люди, живущие в экваториальном поясе.

На мой взгляд, - продолжал ученый, - «моржевание» хорошо уже тем, что подразумевает многолетнее поэтапное закаливание. В свое время устойчивость к низким температурам считалась врожденным свойством отдельных наций и народов. Чарльз Дарвин был поражен тем, что индейцы Огненной Земли ходили голыми, несмотря на дождь и снегопад. Во время первой мировой войны за один только день 13 декабря 1914 года, когда неожиданно ударили морозы, в турецкой армии от холода погибло 10 тысяч солдат. Но современный опыт опроверг эти представления. В группах «моржей» немало людей из Закавказья и Средней Азии. Адаптация к низким температурам - качество, легко поддающееся тренированию. Начать закаливание можно в любом возрасте, но лучше, конечно, в детстве, причем совсем не обязательно доводить дело до зимнего купания (детям оно вообще не рекомендовано). Для большинства, наверное, достаточно привычки к контрастному душу, сну при открытом окне или форточке, легкой одежде в любое время года.

Академик И.П. Павлов, который усердно закалялся всю жизнь, применительно к терморегуляции предложил термины ядро и оболочка. Температура ядра постоянна при любых обстоятельствах. Эта часть тела включает сердце, легкие и другие жизненно важные органы. Оболочка может без ущерба для здоровья подвергаться температурным изменениям, становиться то совсем тонкой (при жаре), то разрастаться, сжимая ядро (при холоде). Ядро производит тепло, оболочка старается это тепло сохранить (если холодно) или отдать (если есть избыток тепла). Оболочка, по сути дела, является последней одеждой для ядра, защищающей его от изменений температуры. Процесс закаливания можно рассматривать как тренировку подвижности оболочки: у закаленного человека она быстро и надежно обволакивает ядро; у незакаленного и на холоде остается столь же тонкой, как и при жаре, создавая для ядра угрозу переохлаждения (снижение температуры легких даже на 0,5 градуса вызывает воспаление легких).

О том, что подвижность и надежность оболочки тренируется в очень широких пределах, свидетельствует судьба одного из самых интересных «моржей» - геолога Вадима Трифонова, человека, который «сам себя сделал». Такие мужчины вызывают неизменное уважение. Они представляются мне людьми гораздо более значительными, чем те, кого природа щедро наградила здоровьем и силой, а им самим лишь оставила возможность наслаждаться доставшимися им благами.

Итак, позволю себе процитировать два отрывка из дневника этого человека, проводившего на Чукотке удивительные эксперименты по закаливанию: «Утренние и вечерние обливания холодной водой стали привычными. Выхожу в одних плавках обтираться снегом в любой мороз, а холода в этих местах порядочные: 50-55 градусов ниже нуля! Стою на снегу до тех пор, пока можно терпеть боль в замерзающих пятках, пальцах ног...» И дальше: «Разбиваю лед так, чтобы в одежде лечь в воду во весь рост... Считаю: один, два, три - определяю время, когда вода проникнет через одежду и обувь. Досчитал до двадцати шести, прежде чем вода заполнила ботинки, дошла до пальцев ног. Теперь ложусь вниз лицом. Голова приподнята над водой. Она просачивается к телу через восемнадцать секунд, но я считаю до тридцати. Переворачиваюсь на спину и лежу еще пятнадцать секунд. После этого окунаю голову, встаю и выхожу на берег. Самочувствие хорошее. Пульс ровный. В мыслях никакой сумятицы. Руки немного окоченели, прячу их под мышки. Одежда покрывается тонкой ледяной коркой. Ложусь в сугроб. В местах, где одежда особенно близко прижимается к телу, чувствую сильное жжение. Поднимаюсь, бегу в сторону поселка...»

В детстве Вадим был хилым ребенком, первым подхватывал грипп, постоянно мучился ангинами и насморком. А потом решил стать геологом, готовился к этой профессии серьезно и самоотверженно. Прошло немало лет упорной работы над собой, прежде чем Вадим Трифонов почувствовал себя подготовленным к эксперименту, с отрывочным описанием которого вы сейчас познакомились. Своими ледяными ваннами Трифонов хотел нащупать тот предел охлаждения, подступы к которому безопасны для здоровья подготовленного человека. Оказалось, что предел этот высок, а по потенциальной приспособленности к холоду очень немногие живые существа могут сравниться с человеком.

С помощью закаливания наш геолог не только решительно покончил с болезнями, но и обрел удивительную работоспособность. Известно, что рабочие нормы рассчитаны на обычного человека, а такая подготовка, которую обрел Трифонов, позволяла ему спокойно переносить двойную или даже тройную нагрузку. На маршрутах люди не выдерживали темпа, который задавал Вадим, хотя и брал он себе на спину самый большой груз. Опытные таежники, бывалые охотники, тренированные геологи поражались способности Вадима без устали работать в любых, самых невероятных условиях так, будто ему всегда тепло и комфортно.

...Вот уже замелькали московские перекрестки. Пора подводить итоги. Напрасно беспокоился Евгений Иванович: я не считаю себя «моржом», да и вообще не знаю, стану ли продолжать эксперименты с ледяной водой! Но я доволен этими «проводами зимы», потому что лишний раз убедился в том, как приятна победа над своими слабостями, над тягой к удобствам и комфорту. Время от времени человеку полезно почувствовать свою власть над обстоятельствами, устроить этакие «проводы зимы» (в январе или августе - безразлично). Нет, я не призываю всех поголовно становиться «моржами» (это не каждому по плечу, да и необходимости такой нет), но выработать в себе иммунитет к неблагоприятным факторам среды, подстерегающим нас на каждом шагу, «расширить диапазон своих адаптационных возможностей», как сказал бы мой попутчик Евгений Иванович, может и должен каждый. А главное - приобрести душевную закалку, готовность к преодолению трудностей. И знать, какую радость приносит это преодоление.



Анекдот:

Заглянуть в холодильник - это рефлекс, есть не хотим, но открыть надо.