Возможности адаптации организма

адаптация организма

Я готовился писать о закаливании как форме адаптации, приспособления человека к меняющимся условиям среды. Зимнее плавание - высшая форма закаливания.

С этой точки, как мне кажется, можно более зримо и четко проследить все этапы процесса.

Мне сказали: «В воскресенье секция зимнего плавания Ленинского района выезжает на Клязьму. Будут «проводы зимы». Ранним утром я устроился в автобусе, уже битком набитом «моржами». Ребята, девушки, но в основном - народ степенный, семейный, с женами и детьми. Обычный московский пикник, воскресная вылазка за город.

Соседом моим оказался 30-летний физик с довольно распространенным сейчас увлечением - он изучает различные нестандартные методы оздоровления. Сам он совершенно здоров, так что его увлечение не носит сугубо прагматического характера. Он говорит о лечебном голодании и сыплет именами Брэгга, Шелтона, де Фриза, Синклера, вспоминает наших - Николаева, Лешковцева, Бородина. Он занимался марафонским бегом, атлетической гимнастикой и аутогенной тренировкой, дышал по Бутейко и Дурыманову, пробовал скипидарные ванны Залманова и сыроедение, знаком с иглоукалыванием и гипербарической оксигенацией, изучал мумиё, облепиху, жень-шень и прополис, слушал лекции по парапсихологии, телепатии и тибетской медицине, а сейчас плавает с «моржами».

С такими людьми говорить интересно. Они пишут пространные письма, приходят в редакцию, деликатно ждут, пока собеседник закончит срочные дела. Они полны самых неожиданных идей, милы и ненавязчивы. Порой их называют «народным ополчением науки». Попадаются, правда, и такие, чье увлечение переходит границы реальности. Был, помню, чудак, который математически обосновал возможность бегать по воде: надо лишь бежать так быстро, чтобы не успеть нарушить пленку поверхностного натяжения.

Мой попутчик на зимнее плавание смотрит глазами исследователя-любителя и пытается сравнивать приспособительные возможности человека-«моржа» и моржа настоящего.

- Одобэнус розмарус, - уточняет он латинское название вида и продолжает: - Моржу хорошо: он весит тонну и покрыт толстенным слоем жира, который прекрасно защищает от мороза и таким образом надежно сохраняет постоянство температуры тела. У человека нет такой защиты. Человек, плавающий среди льдин, напоминает мне моржа, с которого сняли шкуру вместе с жировой прослойкой. Я считаю это противоестественным, хотя и сам плаваю зимой, к тому же, заметьте, делаю это с удовольствием.

Действительно, мы отнюдь не идеально приспособлены к окружающей среде. Причем это свойство не только современного человека, но и наших далеких предков. «Человек застигнут настоящим временем в определенной стадии своей эволюции, с массой всевозможных недостатков, недоразвитий и пережитков. Он как бы выхвачен из лаборатории природы в самый разгар процесса своей формировки недоделанным и незавершенным», - писал Викентий Викентьевич Вересаев. Что и говорить, недостатков у нас хватает. Попав под дождь, мы простуживаемся; при 15 градусах тепла нам холодно, при 25 - жарко; поднявшись на третий этаж, мы задыхаемся, спустившись в темный подвал - не различаем предметов; мы мучаемся от аппендицита и зубной боли, нас преследует мигрень и бессонница. А если перечислять наши недостатки и дальше, то можно вспомнить, что мы не умеем бегать с быстротой лошади; плавать, как рыбы; летать, как птицы, или не в состоянии копать землю, подобно кротам, и жить во льдах, как моржи.

А зачем жить во льдах? Есть ведь и леса, и горы, и сады, и города, и черноморские пляжи. Может быть, лучше жить там? Эволюция создала моржа, крота, летучую мышь, лошадь с узко направленной жизненной специализацией, с высочайшим образом развитой способностью к одному, сугубо определенному роду деятельности. Но такую вот успешную специализированную приспособленность ученые считают тупиком эволюции. Когда эффективность одних функций и органов формируется за счет недоразвития других, биологический вид обречен на жизнь в крайне узких, сугубо специфичных диапазонах деятельности. Крот создан для того, чтобы рыть землю. Если его заставить жить на асфальте, он погибнет. Можно сказать, что крот - это биологически сформированный инструмент для рытья земли. Но ведь человек - не инструмент. Он сам создает орудия, когда ему нужно копать землю, лететь, плыть или мчаться, обгоняя птиц, рыб и лошадей! Приспособленность человека неспецифична, ее сила - в гармоничном разнообразии свойств и качеств. Природа как бы испытала в своей лаборатории самые различные варианты приспособительных возможностей - человек нашел свое место в графе, отведенной для комплекса всех (или почти всех) вариантов адаптации. При этом мы не можем пожаловаться на плохую пластичность, неспособность перестраивать свои приспособительные механизмы в соответствии с изменяющимися условиями среды. А биологи, между прочим, всегда считали, что чем полнее изменчивость организма или вида, тем выше у него способность к выживанию.

Так что мы хотя и не созданы для проживания в ледяной воде, но вполне можем приспособиться к ней. Разумеется, с помощью соответствующей тренировки. Это - факт, доказанный тысячами любителей зимнего плавания. Но сейчас мне предстоит убедиться в том, что плавают «моржи» вовсе не для подтверждения гипотез, выдвинутых эволюционистами.



Анекдот:

Заглянуть в холодильник - это рефлекс, есть не хотим, но открыть надо.