Гибкость нормы

гибкость нормы

Что такое норма в понятии «здоровье»; бывает ли норма для одного болезнью для другого; чем определяется конституциональный тип человека; почему редки «чистые» конституции; как связаны динамическая норма и резервы здоровья?

Знания человека о себе и своем здоровье накапливались и уточнялись по мере развития цивилизации.

С высоты современных медицинских и биологических знаний нам кажется просто удивительным высказанное ещё в далёком прошлом здравое в своей основе суждение о том, что здоровье человека обусловлено внутренней гармонией его организма. Уже Пифагор говорил о равновесии качеств, присущих живому. По его понятиям, это должно быть гармоническое равновесие холодного и тёплого, сладкого и горького, сухого и сырого. По Гиппократу, за здоровье отвечали смешанные в правильных пропорциях четыре жидкости: кровь, слизь, чёрная и жёлтая желчь. Жди беды, если нарушатся пропорции, предостерегал великий врач древности: «В устройстве человеческого тела всякое нарушение порядка ведёт к расстройству равновесия, опрокидывающего незримую гармонию».

А римлянин Гален не сомневался в том, что ни один человек не обладает абсолютной гармонической соразмерностью, что бывают неприятные отклонения от нее почти у каждого. Он первый ввёл в медицину понятие о действии болезнетворной причины, назвав ее patos, отсюда современное: патология. Ему же принадлежит и выделение особого состояния организма - nomos, то есть болезнь.

Из тех далёких времён исходят начала поразительной - для непосвящённых - убеждённости врачей, что здоровье - это не отсутствие болезней, ибо нет людей хотя бы не предрасположенных к заболеванию.

И все-таки про одного мы говорим, что ему никакие болезни нипочем, а про другого - дунь на него, и он заболеет. Сейчас мы подготовлены к ответу на подобный вопрос и скажем, что разные люди обладают разным количеством здоровья. Однако не секрет и другое. Когда болеют разные люди одной и той же болезнью, они переносят ее один тяжелее, другие легче. Как же это объяснить?

Болезнь - отклонение организма от нормы своего гармонического существования. Значит, одинаковая болезнь должна быть и «одинаковой нормой отклонения», и переносить ее все вроде бы должны одинаково... Почему же этого не происходит?

Чтобы ответить на вопрос, нужно задать ещё один: а что же такое - норма, что под ней подразумевают, когда говорят о здоровье?

Та или иная наука иногда идёт на заведомую «идеализацию». Физики, например, вводят понятие идеальной жидкости, абсолютно чёрного тела, абсолютно гладкой поверхности и тому подобные «абсолюты». Для выведения закономерностей пренебрегают незначительными различиями ради сходства в главном - стремятся к идеализированной модели, к стандарту.

Нечто похожее происходит, когда речь заходит о норме здоровья. Здесь также стремятся к стандарту, но получают его через статистическое усреднение многочисленных данных о работе различных систем организма у разных людей. Это тоже, если хотите, идеализация. Данные об «абсолютно здоровом человеке» возникают в результате усреднения.

Однако усреднённых людей в природе не существует, каждый индивидуален. Сами врачи вынуждены признаться, что такое понимание нормы лишает ее конкретного содержания, сводит к абстрактной математической точке, вне которой фактически оказываются все встречающиеся в жизни варианты индивидуальностей.

Стандартная норма нужна. Она служит эталоном, но эталоном не жёстким, а весьма гибким, подвижным, позволяющим то расширять, то сужать границы индивидуальной нормы. За этими границами - патология, нарушения, болезнь. За этими границами и резервы - так называемая экстремальная реактивность, повышение норм многих физиологических показателей. Благодаря экстремальной реактивности возможно отбирать и людей для «экстремальных» профессий: космонавтов, испытателей, каскадёров. Без этого не были бы достижимы и уникальные рекорды в спорте.

Итак, жёстко регламентированного здорового человека в жизни нет. Главное отличие каждого - гибкость его индивидуальной нормы. Оно зафиксировано даже на обычном бланке для анализа крови: в каждом пункте что ни показатель, то обязательно две границы - норма лежит не выше и не ниже их, но в каком-то диапазоне, иногда достаточно широком.

Мало того, иногда норма для одних то, что для других явное ее нарушение. Артериальное давление (верхний предел) в 100-70 миллиметров ртутного столба - почти всегда основной показатель гипотонии, выражающейся в слабости, головокружении, подташнивании. Но для некоторых это давление - вариант нормы, и они никаких неприятных ощущений не испытывают.

Есть ли какие-то объективные характеристики, помогающие уловить и определить индивидуальность здоровья? Есть ли правила, указывающие, какие требования к себе предъявить, от чего отталкиваться, чего для себя желать?

Подобные вопросы хоть раз в жизни, но задавал себе, вероятно, каждый и каждый искал ответа. На них пытались ответить - и продолжают искать ответы сейчас - все, кто изучал и изучает человека.

Но прежде чем говорить об индивидуальной норме, спросим себя: а что такое индивидуальность?

В современной трактовке понятие индивидуальности формулируется просто. Ею считается особая форма бытия человека в обществе, в чьих рамках он живёт и действует как неповторимая система, сохраняющая свою целостность и тождественность самому себе в условиях непрерывных внутренних и внешних изменений. Здесь чётко вырисовываются два аспекта - социальная индивидуальность личности и биологические индивидуальные особенности организма.



Анекдот:

Купил в аптеке "Чай похудин". Через пару недель еще раз, внимательно, прочел название. Нет, буква Д в названии все-таки есть.