Где живут долгожители

зоны долголетия

А вот слова академика А.А. Михайлова, бывшего долгое время директором Пулковской обсерватории, которыми он ответил на вопрос, какой образ жизни помог ему сохранить здоровье, бодрость и работоспособность: «Я ничего не делал для этого, но и против этого тоже. Это надо понимать так: специально я не предпринимал ничего для достижения своего возраста, а просто вёл такой образ жизни, который способствовал активному долголетию. Я никогда не курил, не пил, спал не менее 8 часов в сутки... Я думаю, что моему здоровью способствует, что последние 26 лет я живу за городом.

Итак, моё долголетие, по-видимому, результат совокупности ряда благоприятных обстоятельств, которые пересилили многие отрицательные влияния».

К отрицательным влияниям академик Михайлов относил свою плохую наследственность - одну из главных характеристик, на которые обращают внимание при изучении долголетия. Его мать умерла в 29 лет от туберкулёза, отец в 65 лет - от грудной жабы. В молодости учёный много болел, особенно часто страдал бронхитами.

Долгожительство при плохом здоровье в молодые годы - не редкость. Так, француза Кузана во время первой мировой войны освободили от призыва в армию по причине слабого здоровья, а он в здоровье и бодрости перешагнул 106-летний рубеж.

Есть среди долгожителей такие, у которых здравствующих долго в роду не было. Но часты случаи, когда от родителей-долгожителей рождались долгожители-дети. Например, самому старому жителю долины Вилькабамба Мигелю Карпио было 123 года, а его дочери 98 лет. 100 с лишним лет было Микаэле Кесадо, когда умерла ее старшая 107-летняя сестра, а 12 ее братьям было кому около, кому за 90 лет. Это целое поколение долгожителей.

Когда же я прочитала про «деда Пугача», то подумала, считался бы он долгожителем в третьем поколении, если бы его дед Емельян Пугачев умер естественной смертью? Неизвестно, сколько бы прожил Пугачев, ведь знавшие атамана люди свидетельствовали о его необыкновенной физической силе, выносливости, говорили о нем как о человеке незаурядном по характеру и уму.

И все-таки при многих различиях в жизни долгожителей у них прослеживается нечто общее. Они сами, «принудительно», не вводили себя в «третье состояние» - ни болезни, ни здоровья. Они, как правило, избегали спиртного, не курили, не переедали, знали цену сну, физическим нагрузкам, свежему воздуху. И обретали здоровую старость, устойчивость хорошего самочувствия в преклонные годы.

Сходство неодинаковостей проявляется ещё нагляднее, когда от изучения отдельных, единичных случаев долгожительства обращаются к исследованию долгожительства группового.

Заметной становится такая особенность. Долгожители «разбросаны» по всему земному шару, но долгожительство распределено на Земле неравномерно. Хотя каждый город или район может назвать своего (или своих) долгожителя, концентрируются люди, доживающие до возраста, много больше обычного, лишь в некоторых областях.

Большим числом долгожителей отличается население некоторых долин в Андах, расположенных на высоте 1500 метров. В Вилькабамбе, например, по переписи 1971 года из 819 жителей девятерым было более 100 лет. Долгожительство распространено и среди переселенцев Северной Америки преимущественно шотландско-ирландского происхождения, обосновавшихся в штате Кентукки. Много долгожителей в высокогорных районах Хунза в Пакистане, очень высок их процент на Кавказе. Численность населения по переписи 1970 года составляла там 7 процентов общесоюзной, но на эти 7 процентов падало 16 процентов долгожителей, в том числе 35 процентов всех, кому больше 100 лет.

Изучение группового долголетия явилось следствием изучения отдельных долгожителей, поскольку стало понятно, что сущность долголетия нельзя объяснить, даже поняв многочисленные взаимосвязи и взаимозависимости у отдельного человека.

Новый этап в исследовании - новая ступенька на пути к познанию загадочного явления. Чтобы подняться на нее, понадобился не только медико-биологический подход, потребовался комплексный охват проблемы. Учёных многих специальностей - от геронтологов до социологов - объединило комплексное биолого-антропологическое и социально-этнографическое изучение народов и этнических групп с повышенной долей долгожителей, которые параллельно проводили Институт этнографии АН и Нью-йоркский институт по изучению человека.

Сам факт существования определённо очерченных «зон долголетия» подталкивал к учёту экологической составляющей в долгожительстве. Она дала толчок к появлению экологической гипотезы, основной смысл которой сводится к тому, что одни условия более благоприятны для жизни человека, нежели другие. Причём подчёркивается, что это особые благоприятные условия - они как- то, чем-то схожи с экологическими условиями развития самого вида «человек разумный». Они включают климатический и погодный режим, химический состав почвы и воды, связаны с высотой местности над уровнем моря, с особенностями растительного и животного мира, то есть включают всю внешнюю природную среду, к которой адаптировался человек, которая определила какие-то его физиологические качества, выявила положительные задатки в организме человека и помогла им проявиться.

Кстати, именно с экологических позиций подходит к жизни человека, его адаптации к условиям среды обитания индийская культура. Здесь к месту упомянуть о курьёзном случае с поэтом Валентином Сидоровым, рассказанном им в журнале «Москва». Когда он, будучи в Индии гостем знаменитого художника Святослава Рериха, похвастался, что занимается гимнастикой по системе йогов, жена художника, замечательная индийская киноактриса Девика, пришла в неописуемый ужас. Она объяснила Сидорову, что йога родилась в уникальных условиях Гималаев, с их особым климатом, особым воздухом, особым мироощущением и для городских условий никак не подходит. А дышащий по системе йогов горожанин просто отравляет себя загрязненным воздухом.

Экологическая гипотеза смыкается с генетической, изучающей наследственные предпосылки длительной жизни, наследственное «умение» противостоять неблагоприятным действиям, способность к пластичности приспособления.

Выводы экспедиций, изучавших групповое долгожительство под руководством лауреата Государственной премии, профессора В.И. Козлова, достаточно убедительно доказывают, что гена долгожительства обнаружить не удалось. Но есть группа факторов, передающихся по наследству, которые придают людям заметную жизнестойкость, вырабатывают иммунитет против болезней.

Учёные установили и некоторые биологические отличия долгожителей и их родственников от людей, живущих рядом с ними, но не долгожителей. Обычно долгожители небольшого роста, худощавы - мускульного телосложения. У них «своя» группа крови, их нервно-рефлекторная деятельность имеет свои особенности, зафиксированные электроэнцелографом.



Анекдот:

Заглянуть в холодильник - это рефлекс, есть не хотим, но открыть надо.