Обучение во время сна

обучение во сне

Один из аспектов психической деятельности во сне касается возможностей обучения во время сна - гипнопедии. Проблема эта актуальная, интересующая широкие круги населения, о ней много пишут. Факт возможности запоминания во сне был подмечен давно. Педагоги Древней Греции нашептывали спящим ученикам то, что трудно усвоить при дневном обучении. Этим методом пользовались буддийские священники, индийские факиры.

В 1923 году в США появилось сообщение об успешном обучении во время сна телеграфному коду в военно-морской школе во Флориде. Еще до войны в конце 30-х годов о гипнопедических возможностях писал советский психиатр А. М. Свядощ в диссертации «Восприятие речи во время естественного сна». Он показал возможность восприятия речи, в том числе сложных текстов (рассказы, иностранные слова, главы из курса физики). После пробуждения воспринятые данные расценивались как мысли, «неизвестно как попавшие в голову».

Затем появились сенсационные сообщения об обучении во сне иностранным языкам. Один студент выучил даже древний язык, вышедший из употребления. Американская почтовая фирма обучила во сне работников справочного бюро названиям и расположению 16 тысяч улиц Нью-Йорка, а кондуктора железных дорог за несколько ночей смогли выучить расписание поездов. Казалось бы, чего лучшего могло желать человечество - появился еще один способ введения информации в мозг. Правда, одновременно вставали вопросы о медико-гигиенической стороне проблемы: не вредна ли гипнопедия, не нарушает ли она отдых нервной системы, каковы ее оптимальные дозировки.

Исследования последних лет несколько охладили интерес к гипнопедии. Они показали, что запоминание возможно лишь при сохранении альфа-ритма, т. е. при введении информации в наиболее поверхностные фазы медленного сна, по существу еще в период дремотного состояния. По мере углубления медленного сна возможности введения информации резко снижаются, и лишь в период быстрого сна вновь можно ввести информацию, которая остается в памяти всего несколько секунд. Таким образом, период, когда гипнопедия имеет смысл, занимает довольно короткий отрезок ночи и составляет ту ее часть, когда по существу сна еще нет. Запоминание полностью зависит от того, насколько мозг удерживает сигналы, поступающие на самых ранних стадиях сна. Было подмечено, что информация лучше запоминается перед сном и в начальные его периоды. Под влиянием словесного воздействия неглубокие стадии сна (А, В) удлиняются, создаются физиологические предпосылки для восприятия информации. В основе этих данных лежат физиологические исследования на людях, показывающие, что реактивность мозга на безразличный сигнал снижается по мере углубления сна. По электроэнцефалографическим и вегетативным показателям эффективность пробуждающего стимула зависит от его значимости для испытуемого. Испытуемые реагируют на свое собственное имя или имя близкого человека из ряда имен, называемых в течение всей ночи. Страстные картежники в самом глубоком сне улавливают предложение сыграть в карты; предельно утомленные люди просыпаются уже при внешних раздражителях, несущих важную для них информацию. Способность различать стимулы резко возрастает при денежном поощрении испытуемых или при наказании за ошибку электрическим током.

Хорошо известные факты пробуждения матери при крике ребенка, мельника при остановке мельницы ранее объяснялись наличием «сторожевых» пунктов в коре больших полушарий. Теперь они объясняются высокой значимостью определенных стимулов, для которых порог реактивности много ниже, чем реактивность мозга на безразличную информацию. Следовательно, и ночью все раздражители, поступающие в мозг, подвергаются анализу на их значимость и новизну. Было установлено, что угасание ориентировочной реакции во сне носит сложный характер. Все эти факты позволяют понять, почему обучению во сне способны прежде всего лица, поддающиеся гипнозу, и люди, проявляющие большое стремление к обучению. Эти факторы приводят к лучшему запоминанию материала за счет удлинения «рабочего» периода, в течение которого мозг воспринимает информацию, и усиления реактивности под влиянием стимула.

Не менее интересен вопрос о взаимосвязи сна и памяти. Имеются два аспекта этой проблемы: улучшение запоминания событий, имевших место перед сном, и очень плохое закрепление в памяти событий, происходящих ночью. Кто не испытал утром ощущения легкости при воспроизведении стихотворения, выученного перед сном. И в то же время мы решительно не помним наших сновидений (если не проснулись в период быстрого сна), не помним часто наших пробуждений и даже действий, совершаемых при этом. В чем же дело?

Ученым удалось добиться определенного успеха в понимании физиологических закономерностей, лежащих в основе процессов запоминания. Воспринятый человеком образ попадает в замкнутую систему циркулирующих импульсов, связывающую корковые и подкорковые отделы мозга. Начинается процесс консолидации (закрепления) следа, продолжающийся в течение 24-48 часов. (Наиболее важен отрезок в 30-60 минут.) В результате консолидации следы переходят в долговременную память. Опыты над животными, у которых сразу же вслед за обучением вызывали шок, или наблюдения над людьми, получившими острую травму мозга, свидетельствуют о выпадении памяти на события, еще не успевшие отложиться в долговременной памяти. (В этих случаях шок и травма мозга прерывают циркуляцию импульсов по указанным кругам и нарушают консолидацию следа.)

Какие же условия необходимы для хорошего запоминания? Их два: уровень бодрствования должен быть достаточно высоким, события же значимыми, вызывающими выраженные эмоциональные реакции.

Рассмотрим условия запоминания при введении информации перед сном. Уровень бодрствования высок, во всяком случае достаточен (ведь в полусонном состоянии не удается выучить стихотворения или запомнить события, о которых прочел, уже начиная дремать), налицо заинтересованность (выучить надо - будут спрашивать) . После засыпания процессы консолидации осуществляются полноценно, новая информация практически не вводится, условия для перехода следов в долговременную память благоприятные. Все это и обусловливает хорошее запоминание в данном варианте.

Было установлено, что материал, заученный 8 часов назад, лучше сохраняется, если эти часы проведены во сне. Совсем недавно Г. А. Манов показал, что после 8-часового бодрствования наблюдается значительная потеря заученного материала, при этом быстрее забывается бессмысленный материал. При заучивании перед сном и проверке утром сохранение информации в памяти оказалось существенно более полным, правда главным образом за счет бессмысленных слогов. Воспроизведение же осмысленного материала через 8 часов, проведенных без сна и во сне, существенно не отличалось. Специальные исследования показали также, что если после первой серии слов, цифр, предназначенных для запоминания, сразу же предъявить другую серию, то запомнить первую будет труднее. Этот процесс называется отрицательной интерференцией, он имеет место в условиях бодрствования, когда события сплошной чередой следуют друг за другом. Ночью явлений интерференции нет. События происходят на фоне низкого уровня бодрствования и снижения мотивационной настроенности. В этих условиях ослабевает перцепция - восприятие образа, хотя условия для консолидации следа остаются удовлетворительными, «сырья» для переработки нет.

Все эти факты имеют огромное приспособительное значение. Если стоять на точке зрения информационной теории сна, то поступление новой информации в период, задача которого «рассортировать» поступившие в мозг днем сведения, было бы биологически бессмысленным. В природе же все целесообразно. Важная особенность сна - возможность активного извлечения следов из долговременной памяти. В частности, это касается сновидений, использующих в качестве сырья, казалось бы, давно забытые детали, следы старого опыта.



Анекдот:

Купил в аптеке "Чай похудин". Через пару недель еще раз, внимательно, прочел название. Нет, буква Д в названии все-таки есть.